^Наверх

tatar_malayТак уж вышло, что выросла я в абсолютно русском городе, где было всего несколько татарских семей.

И училась, соответственно, в русской школе. Что должна была чувствовать девочка, когда русская учительница называла всех отстающих учеников басурманами, сама, наверное, особо не понимая, что означает это слово, просто оно не русское, а все, что не русское – то плохое. Разные были истории в те годы, да такие неприятные, что вот уже на протяжении многих лет, что мы не живем в этом городе, совсем не хочется туда возвращаться даже в гости, даже на полчаса, даже в мыслях. Вспомнить хотя бы тот случай, когда медаль по окончании школы, которая по всем параметрам предназначалась мне, отдали русской девочке, оставив нас двоих после экзамена по математике после того, как все одноклассники разошлись, и эта девочка под чутким присмотром всех учителей школы списывала у меня экзаменационную работу. Хотя как-то мягко меня миновал период изучения нашествия татаро-монгольского ига на уроках истории.

То ли русская учительница меня любила, то ли в силу того, что я была самой успевающей ученицей в классе, одноклассники меня уважали и не дразнили. Не могу сейчас точно сказать, были ли это слова мамы, или это идет откуда-то из глубин моего сознания, впиталось с молоком, передалось с генами от моих мудрых предков, но я с детства четко усвоила одно правило: доказывать свое превосходство над другими нужно поступками, делами, а не словами, т.е. не кричать: «Я не хуже вас из-за того, что татарка, из-за того, что зовут меня не Марина или Наташа, а Гульназ», а учиться на «отлично», отстаивать честь школы на различных олимпиадах, вести себя так, чтобы другие хотели брать с тебя пример, и все время доказывать окружающим меня людям, что я имею полное право находиться рядом с ними и пользоваться теми же благами человечества, что и они, несмотря на то что я другая, как меня иногда называли. Называли меня и «другой», нередко приходилось слышать и то, что «все татары такие», а какие «такие» - никто толком объяснить не мог. Видимо, уже тогда у меня подсознательно возникло желание оказаться среди тех неведомых мне «других», среди татар.

Перестройка. Развал СССР. Моя республика вслед за Татарстаном получила суверенитет. Что это такое и как это скажется на мне и моем родном народе, я почувствовала совсем скоро.

Мне 16 лет (было). С наивной душой и широко раскрытыми глазами я несу документы в Башкирский государственный университет, что находится в городе Уфе. Хочу изучать гуманитарные науки: социологию или журналистику. Документы у меня не приняли, мотивируя это тем, что я не подходящей национальности, т.е. не башкирка, и даже мои чуть раскосые глаза никак не помогли мне в этом, т.к. сама себя башкиркой я никогда не назвала бы, не отреклась бы от своей национальности, от своих предков, от своей истории ради получения высшего образования. Вот таким образом сказался на моем народе, живущем в Башкортостане, суверенитет, если раньше татары были там второсортным народом, то теперь мы стали третьесортным. Высшее образование я все-таки получила, училась среди татар, где русских было абсолютное меньшинство, а башкир и того меньше. Но длилось это мое блаженство недолго, всего каких-то три года, после чего вышел негласный, а может быть, и гласный, указ президента Башкирии о том, чтобы в три вуза республики – медицинский, педагогический и аграрный, принимать исключительно лиц башкирской национальности. И это было только начало. Дальше больше – на службу в государственные структуры (министерства, ведомства) принимать только башкир, жилье по социальной ипотеке выдавать только башкирам. Начали закрываться татарские школы, новые сносились, будучи еще даже недостроенными, налагался штраф за вывески на татарском языке, закрылось татарское радио и т.д. и т.п.

Именно в этот период мою голову все чаще начали посещать мысли о том, что должно же быть в этом мире где-то место, где и у татар есть свой суверенитет, своя земля, на которой они твердо стоят на ногах. И мои взоры все чаще стали обращаться в сторону Татарстана. Сначала я приезжала в Казань в качестве туриста и гостя, но однажды решила окончательно перебраться сюда на пмж. Некоторые из татар, оставшихся там, смотрели на меня с восхищением, понимая, что сами вряд ли решатся на подобный поступок, некоторые отговаривали. Но решение уже было принято. Как оказалось, принять решение – это было самым легким во всем этом процессе. Расстаться с родителями, друзьями, близкими людьми и родными краями оказалось не так-то просто, но впереди маячил татарский мир, глоток свежего воздуха. Сколько было слез, известно лишь мне одной… До сих пор не могу ответить однозначно на вопрос, стоило ли пожертвовать практически всем: общением с родными и близкими, привычным укладом жизни ради того, чтобы жить среди людей свой национальности, прикоснуться к татарской культуре, вносить вклад в ее развитие, развиваться и совершенствоваться в знании родного языка и истории, слушать татарское радио, вносить свою лепту в сохранение родного народа… Не знаю.

Всю дорогу из Уфы в Казань меня не покидали мысли о том, что именно по этой дороге когда-то шли мои предки, избегая насильственного крещения татар, не выдержав тягот, обрушившихся на татарский народ, с целью его спасения; шли на лошадях, а где-то, может быть, и пешком несколько месяцев, а, может быть, даже и лет, мучаясь от голода и холода, вынужденные покинуть свои родные края. И вот я, их дочь, не желая забывать своего родного языка, истории, культуры, с той же самой целью: сохранить свой родной народ, еду в обратном направлении в город, где меня никто не ждет, где я никого не знаю, вынужденная покинуть родные края, и на глаза наворачиваются слезы. История повторяется с одной лишь разницей: они спасались от русских, я от башкир…

И вот он Татарстан. Казань. Толерантность. Да, толерантность. Живя в Башкортостане и считая себя достаточно начитанной и немного разбирающейся в политике девушкой, я слышала это слово впервые. Моя первая съемная квартира, просыпаюсь под звон колоколов с ужасом в глазах и с мыслями: где я, в какой глубинке России? Ради того, чтобы просыпаться под звон церковных колоколов по утрам, я бросила все и приехала сюда?! Включаю ТНВ, идет конкурс красоты «Мисс Татарстан» какого-то там года, участницы конкурса Маша Иванова и Даша Петрова.

Что??? У меня паника. Перекручиваю в голове все прошедшие конкурсы красоты в Башкортостане «Сылукай» («Красавица»), где вы не встретите ни одного русского имени, в редких случаях пару татарских девушек, в совершенстве владеющих башкирским языком и облаченных в башкирские костюмы. И это правильно! Они же представляют красоту восточной девушки: мудрой, кроткой, грациозной… Лицо народа и республики. Как может русская девушка, разгуливающая по подиуму в полуобнаженном виде, представлять татарскую красавицу? Мне объясняют, что это толерантность… Ураза-байрам. С ужасом узнаю, что в Татарстане – это рабочий день. В то время как в Уфе мои родные идут в мечеть, накрывают стол, посещают других родственников и отдыхают, я, скрипя зубами и сглатывая слезы, собираюсь на работу. Что это, тоже элемент толерантности?

Так и прошел мой первый год жизни в Казани – год открытий и разочарований.

Через год я встретила здесь своих единомышленников и начала, наконец, заниматься тем, ради чего и приехала, прилагать все усилия для сохранения моего татарского народа, бороться за его права. Как оказалось, таких же «сумасшедших», как я, оказалось немало. Пытаюсь как-то решить свой и не только свой квартирный вопрос, пишу письмо в администрацию президента РТ с вопросом, возможно ли в список лиц, имеющих право на получение жилья в рамках социальной ипотеки, помимо работников бюджетной сферы и молодых семей, включить и таких как я: татар, приехавших в Татарстан из других регионов РФ, трудящихся на благо Татарстана и родного народа, на что получаю стандартный ответ: вы можете получить всю информацию об условиях получения социальной ипотеки и встать на очередь (если попадаете в категорию лиц, имеющих на нее право) по месту своей регистрации, т.е. в моем случае в Уфе… Но там, к сожалению, толерантность зарыта глубоко в недрах земли башкирской. Нас здесь немало, но и не настолько много, что может пострадать республиканский бюджет.

Бесплатно я не прошу.

Так я и живу здесь, на Родине, среди «других» - своих, совмещая работу с общественной деятельностью, не имея никакой материальной поддержки, случись что, даже не на кого положиться в трудную минуту, родные далеко. И слышу каждый день в телефонной трубке робкий голос мамы: может быть, вернешься обратно? Робкий, потому что она точно знает, что услышит мое твердое: НЕТ! Она не устает каждый день задавать мне один и тот же вопрос, а я не устаю каждый день отвечать на него. Нет и еще раз нет! В моей душе еще теплится надежда разобраться когда-нибудь в конце концов, что же все-таки такое т о л е р а н т н о с т ь в России?

Комментарии

# Guest 16.05.2011 02:11
На своих националистических сайтах,башкирва все время мутит воду,что они мол,с татарами,два крыла однойм птицы и сплошь мусульмане? 20 лет такой "дружбы" показали,чего стоят слова башкир,самый дешевый товар в настояшее время. И птца это курица,вечно голодная и нем грамотная.
# Уфимец. 16.05.2011 07:16
В Башкирии,лучше всего быть башкиром,вот и вся правда.На всех денег не хватит,поэтому их тратят только на башкир.
# Guest 16.05.2011 07:41
В башкири лучше всего быть душевнобольным,будешь,как все башкиры.
# Guest 23.05.2011 09:50
МЫ ПРЕОДОЛЕЕМ И КАЖДЫЙ МАНКУРТ ОТВЕТИТ ПЕРЕД НАРОДОМ.

Comments are now closed for this entry

Статистика посещений

Сегодня231
Вчера1740
На этой неделе6965
В этом Месяце231
Всего32197

Голосование

Считаете ли вы необходимым и целесообразным объединение Башкирии и Оренбургской области в новый субъект федерации под названием Южно-Уральский край?
  • Голоса: (0%)
  • Голоса: (0%)
Всего голосов:
Первый голос:
Последний голос:
 
Работает на Sexy Polling
 

Вход на сайт